Category: еда

(no subject)

Сейчас я открою вам страшный секрет. Несмотря на то, что долгие годы родные и близкие восхищались моей стряпней, я не люблю готовить. Меня не интересует кулинария как процесс, мне важна цель - вкусно накормить этих самых родных и близких. Ради этого я готова с удовольствием извращаться, искать экзотические рецепты, мудохаться по полтора часа с каким-то кремом и везти и заказывать из всяческих ебеней ингредиенты. Но сам конечный продукт меня не влечет, я не люблю есть. Моя слабость - семечки (определенного сорта) и один-единственный вид мороженого. Есть я могу все и точно так же практически от всего отказаться. Сейчас юноши не живут дома, и кухня начинает заростать паутиной. Готовлю чего-то в течение 15 минут и бегом оттуда. Неинтересно. Может, так совпало - еще и операция, увольнение, но что-то ничего не хочется. Через десять дней должен вернуться Ромка, может, это как-то меня взбодрит, и я приготовлю ребенку такое-эдакое, но пока - не дождетесь. 

(no subject)

Не устаю удивляться, насколько Кик и Пуш разные. Пуш - пес, четко знающий границы, и когда он их нарушает, видно, как он прямо корчится от угрызений совести или придумывает себе оправдание. Рядом с Пушей можно оставить тарелку с вкуснейшим мясом, и он никогда ее не тронет. Вкусняшки, которые оставила Амрыся на стуле, он доедает с крайне виноватым видом, хотя его никогда за это не ругают и, наоборот, даже зовут доесть. Каждая шерстинка его говорит: "Мне кажется, это как-то неправильно. Это же не мне дали. Да, вы мне разрешаете, но это не мое место, и я все равно не уверен, что должен это делать". У Кикунделя с этим проблем нет: Амрыся еще из миски доесть не успела, а это мохнатое чудовище уже заглядывает ей через плечо: "Все, наелась, да? Давай, иди уже". Да что там Амрыся! Ромка оставил поднос с тарелкой на диване, за чем-то отошел, так этот крокодил уже чуть ли не лапами в тарелку влез. Наблюдавшего за этим Пуша чуть инфаркт не хватил.
Если Пуша зову на улице, а ему не хочется идти, он обычно делает вид, что не слышит. Поскольку слух у него и правда упал в последнее время, выглядит очень правдоподобно. Если же он соблазнился погоней за какой-то кошкой, тут уж все честно: виноватый взгляд через плечо: "Прости, хозяйка, не могу. Щас вернусь!" и вперед. Потом приходит на полусогнутых и изображает глубокое раскаяние. Когда зовешь Кика, он изъявляет горячее желание выполнить команду. Несется, уши развиваются: "Бегу, хозяйка, скачу!" Пару метров. Потом: "Ой, жучок! Какой симпатичный жучок, пахнет, шевелится. А если с другой стороны посмотреть..."  Через несколько минут: "Ах. да! Я же бегу! Бегу! Ой, тут кто-то интересный проходил..." В общем, на преодоление 10 метров легко могут уйти 10 минут. Подбегает, наконец, морда довольная: "Вот он я! Звали - и я уже здесь!" Чувство вины этому гремлину не знакомо, он живет с полной уверенность, что все, что он делает, хорошо и правильно. Как он ходит в туалет - это отдельная сага, я потом напишу. 

Чехия

Если я не сделаю этого сейчас, то не сделаю никогда. Итак, Чехия. На этот раз мы были с лошадкой. Лошадка нам попалась сильная и упитанная - Опель Инсигния. Ест-но, после нашего крошки Гетца я была в легком обалдении, но потом приспособилась и полюбила ее всей душой. Наш маршрут: Прага-Дечин-Плзень-Чешски Крумлов-Брно-Прага. Это были места ночевок. В Прагу прилетели поздно вечером и хорошо, что я написала об этом хозяину квартиры, иначе спали бы на улице. Мухой, вернее стаей мух, метнулись по раЁну в поисках пищи, но не тут-то было. Нет, район приличный, Прага-2, куча кабачков и пабов, но 11 часов жеж - кухня везже закрыта! Сгрызли на ночь но израильскому батончику и пошли спать. ПапА наш еще порезвился ночью от переутомления и с голодухи, но это уже наша семейная тайна. Идем мы на следующее утро к метро, а там вот такое! 032

Collapse )