Category: животные

(no subject)

Пуша больше нет...

"Если долго смотреть на небо,
Ты увидишь, как звёзды падают.
Это я для тебя, хозяйка,
Их бросаю с радуги лапою.

Я гоняю солнце как мячик,
Не собака теперь я, а тучка.
Что же ты, хозяйка, все плачешь...
Ты же видишь, что здесь мне лучше!"

На данном изображении может находиться: один или несколько человек, океан, собака, пляж, ребенок, небо, на улице, природа и вода

(no subject)

Третий день продолжалась ковровая бомбардировка... А также циновочная и подушечная. Наша Амрыся очень плохо ест, и поэтому когда мы находим продукт, который ей нравится, закупаем его в оптовых количествах. Тут в ТивТаме обнаружилось итальянское печеночное пате (о, как! не какой-то пошлый паштет) для пожилых котов. Надо сказать, что пахнет и выглядит так, что я сама его есть готова. Киса его горячо одобрила, собаки тоже, и они быстренько уговорили на троих 400-граммовую банку. А у Кикунделя желудок, как нежная ромашка - чуть что не так, вон из организму. И меня все время интересует парадокс, как это выходит из него в разы больше, чем вошло. Короче, мы уже перестирали все, что лежало на полу, и радуемся, что он не может сам залезть на кровать, на диване-то у нас чехлы снимаются.

(no subject)

Не устаю удивляться, насколько Кик и Пуш разные. Пуш - пес, четко знающий границы, и когда он их нарушает, видно, как он прямо корчится от угрызений совести или придумывает себе оправдание. Рядом с Пушей можно оставить тарелку с вкуснейшим мясом, и он никогда ее не тронет. Вкусняшки, которые оставила Амрыся на стуле, он доедает с крайне виноватым видом, хотя его никогда за это не ругают и, наоборот, даже зовут доесть. Каждая шерстинка его говорит: "Мне кажется, это как-то неправильно. Это же не мне дали. Да, вы мне разрешаете, но это не мое место, и я все равно не уверен, что должен это делать". У Кикунделя с этим проблем нет: Амрыся еще из миски доесть не успела, а это мохнатое чудовище уже заглядывает ей через плечо: "Все, наелась, да? Давай, иди уже". Да что там Амрыся! Ромка оставил поднос с тарелкой на диване, за чем-то отошел, так этот крокодил уже чуть ли не лапами в тарелку влез. Наблюдавшего за этим Пуша чуть инфаркт не хватил.
Если Пуша зову на улице, а ему не хочется идти, он обычно делает вид, что не слышит. Поскольку слух у него и правда упал в последнее время, выглядит очень правдоподобно. Если же он соблазнился погоней за какой-то кошкой, тут уж все честно: виноватый взгляд через плечо: "Прости, хозяйка, не могу. Щас вернусь!" и вперед. Потом приходит на полусогнутых и изображает глубокое раскаяние. Когда зовешь Кика, он изъявляет горячее желание выполнить команду. Несется, уши развиваются: "Бегу, хозяйка, скачу!" Пару метров. Потом: "Ой, жучок! Какой симпатичный жучок, пахнет, шевелится. А если с другой стороны посмотреть..."  Через несколько минут: "Ах. да! Я же бегу! Бегу! Ой, тут кто-то интересный проходил..." В общем, на преодоление 10 метров легко могут уйти 10 минут. Подбегает, наконец, морда довольная: "Вот он я! Звали - и я уже здесь!" Чувство вины этому гремлину не знакомо, он живет с полной уверенность, что все, что он делает, хорошо и правильно. Как он ходит в туалет - это отдельная сага, я потом напишу.